Как следует вести себя родственникам и друзьям? Как помочь человеку, находящемуся в ремиссии, справиться с депрессией?

Как следует вести себя родственникам и друзьям? Как помочь человеку, находящемуся в ремиссии, справиться с депрессией?

Диагноз приходит в семью, которая уже как-то жила до этого, и какие-то семейные отношения уже есть. Здорово, если они близкие — тогда родственнику пациента будет проще найти слова, и близкий человек скорее их услышит.

Часто родственники, конечно, не замечают, что происходящее с их близким — патология, и могут объяснять это усталостью, изменением характера из-за лечения, а также могут уставать сами. Поэтому очень важна реабилитация семьи, где есть онкопациент, даже если он закончил лечение и идет на восстановление. Необходима плановая реабилитация, потому что не только сам человек, но и вся семья прошла этот диагноз. При этом близкие люди могут быть просто не готовы говорить об этих вещах, но это не значит, что они не могут помочь. Мы можем слушать и давать пространство человеку для отреагирования, когда мы не пытаемся его тормозить словами «держись, борись, все пройдет, живи, посмотри на других!». На самом деле, даже если вы просто слушаете, вы уже помогаете, и это в сто раз лучше, чем сказанные от внутреннего страха слова «борись, соберись, иди вперед». По моему опыту — люди не любят, когда им говорят «держись!». Правильнее сказать: «Я есть, я здесь, я буду рядом. Могу просто сидеть и молчать». Иногда это очень ценят, когда человек может просто быть рядом. Это уже очень много! Когда он не обесценивает эмоции близкого, а просто разделяет их.

Как действовать, если сам человек не осознает проблему и считает, что всего-навсего пребывает в плохом настроении?
Для меня всегда очень значимо, когда близкие люди небезразличны, но мы не всегда можем догнать и помочь — человек должен хотеть этого сам. Человек может страдать, испытывать определенные трудные эмоции, но это не значит, что он готов с этим страданием что-то сделать. Иногда страхи родственников проявляются в неких ожиданиях, как должен себя вести их близкий: «Я за тебя так переживаю, вдруг с тобой что-то не в порядке, или я что-то не доделываю и чувствую себя плохой, и тогда мне кажется, что ты должен жить как-то по-другому, чтобы я была спокойна». Это означает, что человек небезразличен и заботится о своих близких, но это наши ожидания. Если родственник чувствует, что с его близким в ремиссии или на этапе прохождения лечения что-то не в порядке, обратиться за помощью к клиническому психологу стоит, прежде всего, самому родственнику, а не пациенту! Это может быть свидетельством того, что родственник не справляется, и это нормально, потому что позаботиться о себе он сейчас не может. «Как я могу позаботиться о себе, когда у меня близкий болеет?! Я что, эгоист?», — думает человек. Даже когда родственники просят поработать с их близким, мы всегда начинаем с родственника. И потом получается, что и диалог выстраивается между родственниками, и сразу процесс проходит для семьи, в целом, гораздо эффективнее.

Помогающему тоже нужна помощь, потому что психологические защиты защищают самого болеющего: это его самолет потерял управление, а мы, родственники, наблюдаем за этим самолетом. Наша психологическая защита так не работает, и мы в большей степени подвержены вторичной травматизации. Для близких пациента это точно такая же психотравма, как и для человека с онкодиагнозом. Это семейная проблема, это ситуация из разряда кризисных и экстремальных (как попасть в наводнение ) с угрозой для жизни, с неопределенностью, на пределе человеческих возможностей.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.