Симптомы расстройства деперсонализации

Симптомы расстройства деперсонализации

Первые признаки проявляются как ощущение резкого качественного изменения себя сегодняшнего по отношению к себе прежнему. Манифестирует расстройство остро сразу после сильного стресса, иногда в преморбиде наблюдается тревожное расстройство, постепенно перерастающее в деперсонализацию. В начальной стадии у большинства пациентов, по наблюдениям Ю.В.Нуллера, преобладали соматопсихические симптомы с присоединением психической анестезии. В этот период у больных наряду с симптомами деперсонализации наблюдалось беспокойство, тоска, иногда сильный страх или навязчивые мысли, противоречащие морально-нравственным критериям больного, пугающие его и доставляющие ему душевные муки. Нередко симптоматика деперсонализации преобладала в утренние часы, а симптомы тревожного расстройства усиливались к ночи.

Со временем душевные страдания утихали, течение болезни становилось более монотонным, присоединялись симптомы дереализации. У части больных появлялись сверхценные или бредовые идеи по поводу наличия у них нераспознанного соматического заболевания, они выискивали у себя его проявления, в основном, это были жалобы на различного рода дискомфортные ощущения, чаще – миалгии. На самом деле пациенты с изолированным расстройствами восприятия являются весьма здоровыми в соматическом плане людьми с хорошим иммунитетом, редко болеющими даже ОРВИ.

Синдром деперсонализации проявляется, прежде всего, усилением самоанализа, обостренным и глубоким «самокопанием», сравнением со своим прежним состоянием и другими людьми. Постоянное сравнение своего нового состояния с прежним, как правило, вызывает чувство утраты личностной индивидуальности, естественности восприятия. Больные жалуются, что из жизни ушла эмоциональная наполненность, естественность восприятия и чувств, они стали бездушными «живыми мертвецами», автоматами. Восприятие реальности и себя в ней также искажается – дереализация и деперсонализация редко встречаются изолированно, гораздо чаще идут рука об руку. У одного и того же пациента наблюдаются симптомы отчуждения не только от его «Я», но и нарушается восприятие окружающего мира – он теряет свои краски, становится плоским, посторонним, безликим и нечетким.

В норме все личностные психические проявления человека – чувственные и телесные ощущения, мысленные представления имеют субъективную окраску «моих личных» ощущений и восприятий. При деперсонализации те же психические проявления ощущаются как «не мои», автоматические, лишенные личностной принадлежности, активность собственного «Я» теряется.

Легкие формы проявляются в жалобах на отстраненность, ощущение в себе перемен, сумеречное сознание, нечеткость восприятия, отсутствие эмоций – радости, жалости, сочувствия, гнева. При более тяжелых формах проявления деперсонализации больные жалуются, что не ощущают себя живыми, что они превратились в роботов, зомби, их личность исчезла. Позже может возникнуть расщепление личности. Субъект ощущает, что в нем живут два человека с диаметрально противоположными личностными характеристиками, они существуют и действуют параллельно, автономно друг от друга. «Я» хозяина знает их обоих, но не контролирует их действия.

Тотальная деперсонализация наступает, когда больной отмечает полную утрату своего «Я», перестает противопоставлять себя окружающему миру, растворяясь в нем, полностью теряя самоидентификацию. Эту, наиболее тяжелую, стадию заболевания также подразделяют на функциональную (обратимую) и дефектную (необратимую), наступающую в результате органического поражения головного мозга или заболевания, приводящего к развитию такого дефекта.

Предпринимались различные попытки классифицировать деперсонализацию как по клиническим симптомам, так и по особенностям развития. В настоящее время ее виды выделяют по преобладающей симптоматике на аутопсихическую, аллопсихическую (дереализацию) и соматопсихическую деперсонализацию, хотя в чистом виде они практически не встречаются. На их особенностях более подробно остановимся ниже.

По онтогенезу деперсонализацию разделяют на три вида. Первый развивается в более молодом возрасте под воздействием внешних провоцирующих факторов. Его спецификой является ощущение утраты чувственных (развивающихся первыми) форм самосознания – самоощущений своей личности, тела и его частей, своей умственной и физической деятельности, единства собственного «Я». Сюда относятся отчуждение мыслей и поступков, автоматизмы, расщепление личности. На пике деперсонализации первого типа больной ощущает полное исчезновение своего «Я», превращение его в «ничто». Сопровождается дереализацией, возникает при заболеваниях центральной нервной системы, пограничных и шизоаффективных расстройствах, у циклотимиков. Дополняется симптомами неврастении – страхами, головокружениями, потливостью, тоской и тревогой, навязчивыми состояниями. Обычно протекает в форме периодических и не очень частых приступов на фоне продолжительных вполне стабильных периодов просветления.

Второй вид характеризуется изменениями когнитивных (более онтогенетически поздних форм самосознания). Больной ощущает глубокие изменения своей личности, перестает воспринимать окружающих его людей, избегает контактов. Больные жалуются на утрату мировоззренческих и морально-нравственных ценностей, ощущение полной опустошенности, обезличивание. Проявления соматопсихической и аллопсихической дереализации также более выражены и мучительны. Этот вид чаще развивается у людей, страдающих простой шизофренией и шизоподобной психопатией. Сопровождается мучительной рефлексией, ипохондрическим бредом, прогрессирует и приводит к личностным изменениям.

Третий (промежуточный по степени тяжести между двумя указанными выше типами) представляет собой ощущение утраты эмоциональной составляющей. В начальных стадиях больной замечает за собой эмоциональную недостаточность, с развитием состояния эмоции утрачиваются все более и приводят к отсутствию настроения как такового. Аутопсихическая, в первую очередь, деперсонализация (психическая анестезия) может сопровождаться и отчуждением своего тела, его потребностей. Окружающий мир также воспринимается бесцветным и чуждым.

Обнаружена коморбидность деперсонализации с другими расстройствами, которые могут протекать и изолированно без симптомов личностного отчуждения. Например, депрессия, тревожное расстройство, фобии, навязчивые состояния, приступы панического страха могут сопровождаться феноменом отчуждения – включается защитная реакция в виде синдрома деперсонализации/дереализации. Хотя коморбидные расстройства возникают не всегда. У части пациентов нарушения самосознания углубляется постепенно, плавно и без симптомов других расстройств. Такие больные достаточно индиферрентно рассуждают о потере собственного «Я», утверждая, что они действуют автоматически, а с их психическим «Я» уже ничего более не связано, и оно их абсолютно не касается.

Тревога и деперсонализация
Генетически обусловленная патологическая тревожность является одним из основных факторов риска развития деперсонализации у практически здоровых людей. Специалисты отмечают, что появлению у больного жалоб на отчуждение собственного «Я» в любой форме предшествует повышенная тревожность, длительное беспокойство. Подверженные данному расстройству люди обидчивые, ранимые, впечатлительные, чувствительные не только к собственным страданиям, но и страданиям других людей и животных.

Одновременно окружающие их оценивали (до появления симптомов), как людей энергичных, обладающих лидерскими качествами, умевших получать удовольствия, радоваться красоте природы, хорошим книгам и «заражать» своим хорошим настроением окружающих. В то же время их сильная тревожная реакция на неприятности также была заметна.

Деперсонализация при тревожном расстройстве, то есть при постоянной тревоге, для возникновения которой нет реальных причин, является частью симптомокомплекса, как и панические атаки. Такие составляющие могут наблюдаться все вместе, а некоторые компоненты могут и отсутствовать.

Тревожное расстройство проявляется постоянно и беспричинно возникающим чувством беспокойство, когда у пациента холодеют конечности, пересыхает слизистая оболочка полости рта, кружится и болит голова, причем боль диффузная, охватывающая голову с обеих сторон, в груди ощущается давление, дыхание и глотание затруднено, могут наблюдаться симптомы расстройства пищеварения. Диагноз тревожного расстройства ставится людям, которые жалуются, что подобные симптомы не проходят несколько недель.

Феномен деперсонализации возникает не у всех больных с тревожным расстройством, чаще его наблюдают у больных с панической его формой. Однако на его фоне тревога усиливается. Больной осознает свое состояние, оно тревожит еще сильнее, заставляет переживать за сохранность своего рассудка. Тревожное расстройство является основным и лечить необходимо его. В таких случаях больному назначают препараты с выраженным противотревожным действием – анксиолитики. Замечено, что после купирования тревоги, пропадает и устойчивость деперсонализации к медикаментозному лечению, и состояние пациента быстро стабилизируется.

Панические атаки и деперсонализация
Вегетососудистая дистония – достаточно распространенное состояние, на которое часто «списывают» разнообразные непонятные и не всегда поддающиеся диагностике симптомы расстройств нервной системы. Одним из проявлений ВСД являются панические атаки, когда вне ситуации, представляющей реальную опасность, самопроизвольно возникает дикий, не поддающийся контролю страх. Паническое расстройство или сердечный невроз, как еще называют такое состояние, сопровождается сильной слабостью (подкашиваются ноги), резким учащением пульса, повышением артериального давления, одышкой, дрожью (нередко очень сильная – стучат зубы, невозможно удержать предмет) конечностей и/или всего тела, парестезиями, головокружением, возникающим вследствие гипоксии (предобморочное состояние), повышенным потоотделением, тошнотой или даже рвотой. Паническая атака является острым стрессом для организма, поэтому у некоторых людей это состояние сопровождается синдромом деперсонализации/дереализации. Что, безусловно, утяжеляет приступ панической атаки, пугает самого больного, вызывает новый приступ паники.

Деперсонализация при ВСД, в принципе, не является угрожающим жизни симптомом и возникает как защитная реакция, однако, сильно снижает качество жизни человека. Если в начальной стадии отчуждение продолжается недолго, несколько минут – пока не пройдет приступ, то в запущенных случаях приступы учащаются, и деперсонализация практически не оставляет места для нормального мировосприятия.

Деперсонализация при панических атаках резистентна к лечению. Прежде всего, нужно устранить панические атаки и причины их вызывающие. В этом случае незаменимыми являются занятия с психотерапевтом. После устранения панических атак деперсонализация проходит сама.

В утешение для лиц, подверженных паническим атакам и тревожным расстройством, которое также нередко возникает у пациентов с вегетососудистой дистонией, – они не больны шизофренией, у них нет психозов, они не сходят с ума и не сойдут.

Деперсонализация при шизофрении
Искаженное восприятие границ между личностью больного и окружающим миром характерно для шизофреников. У них, как правило, они стираются. Больные часто ощущают исчезновение психического «я» и окружающего мира, собственного тела или его частей, слияние с миром (тотальная деперсонализация). При остром шизоаффективном расстройстве отчуждение собственного «Я» происходит на высоте онейроида либо аффективно-бредового пароксизма.

Деперсонализация является частью симптомокомплекса при разных видах шизофрении и представлена всеми ее формами, чаще аутопсихической и аллопсихической, реже – соматопсихической. Развитию деперсонализационно-дереализационного синдрома при шизофрении стрессорная провокация может не предшествовать.

Потеря эмоциональной составляющей, бесчувствие не слишком беспокоит шизофреников, конкретная направленность психической анестезии также отсутствует, больные описывают свои ощущения как чувство абсолютной внутренней пустоты. Кроме психической анестезии у шизофреников наблюдается автоматизм мыслей и движений, эмоциональное сопровождение которых при этом отсутствует. Иногда наблюдается расщепление личности или перевоплощение.

Клинически это проявляется в трудностях контактирования с окружающим людьми, больные утрачивают понимание действий людей и обращенной к ним речи. Мир воспринимается отчужденно, свои действия и мысли также субъективно ощущаются как чуждые, им не принадлежащие.

Аллопсихическая деперсонализация проявляется ощущением более ярких красок, громких звуков. Больные выделяют мелкие и незначительные детали предметов, событий как наиболее важные, чем целостный объект.

Описать свои ощущения больному подчас нелегко, он прибегает к вычурным сравнениям, ярким метафорам, многословен, повторяет одно и тоже, облекая мысль в разные словестные выражения, пытаясь донести до врача свои переживания.

Деперсонализация при шизофрении блокирует продуктивную симптоматику заболевания и может говорить о вялотекущем процессе. Острому течению шизофрении соответствует переход деперсонализации в состояние психического автоматизма.

В целом деперсонализацию у шизофреников относят к негативным симптомам. Последствиями многомесячной деперсонализационной симптоматики были возникновения эмоционально-волевых нарушений, навязчивости отношений, бесплодного мудрствования.

Относительно короткие периоды деперсонализации у некоторых больных параноидной шизофренией заканчивались без усиления психотических нарушений, но спустя 6-8 недель у больных начинались острые приступы паранойи.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.