Образ реального и идеального дома как модератор позитивного функционирования личности

Образ реального и идеального дома как модератор позитивного функционирования личности

Взаимодействие человека и мира на всех уровнях опосредовано картиной, образом мира, который проецируется на реальность, приписывает ей ожидаемые качества, наконец, подобно всем ожиданиям, обладает программирующим смыслом. В сущности, почти все, что психолог узнает о субъекте и о его бытии, построено на самоотчетах этого субъекта. В психологии давно практикуется изучение, наряду с представлением о реальных объектах или свойствах, представление человека об идеальной или желаемой модели — себя самого как личности, Другого, родителей, возлюбленных, учителей. Представление об идеальном объекте выполняет несколько диагностических и регуляторных функций: указывает область депривированности, точки приложения усилий по исправлению объекта, качества или ситуации. Давно известно, что значительное расхождение Я-идеального и Я-реального — не только признак высоты идеалов, но также показатель неблагополучия, пониженных притязаний и самооценки [2].

Однако если идеальное Я к настоящему моменту изучено почти всесторонне, существует крайне мало исследований, посвященных идеальным объектам внешнего мира. Возможно, это связано вообще со слабой дифференцированностью представлений об идеальном мире: не случайно К.Г. Юнг добивался значительных терапевтических успехов, используя методику активного воображения [19]. В ходе применения этой методики оказывалось, что человек способен поменять фигуру и фон в своем образе мира, заметить то, что уходило из сознания прежде, и ослабить значимость стрессирующих объектов и явлений.

В нашем исследовании мы исходим из того, что между домом и миром существует множество взаимных связей и зависимостей. Мы определяем дом как систему предметно-пространственных и бытийно-социальных связей: реальное физическое место, включаясь в семейное взаимодействие, задает его содержание и границы, влияет на семейный уклад [7; 18]. В то же время дом служит моделью мира в целом: выходя из малого социума в большой, человек продолжает использовать те навыки и опыты, которые он приобрел дома, в привычных пространственно-бытийных обстоятельствах. Психология дома — это межпредметная область знания, находящаяся на пересечении социальной, экологической, дифференциальной, возрастной и практической психологии.

Бесчисленное количество художественных примеров, метафор, личных историй описывают ключевую роль дома в жизни человека. Дом — это и тыл, и цель возвращения, и объект, наделяемый личным значением, и пространство, в котором происходят судьбоносные события. Функциональные процессы, удовлетворяемые в домашней среде, также многообразны. Дом как материальный объект со своей предметно-пространственной и архитектурной композицией — это ресурс для утоления базовых потребностей человека во сне, безопасности, отдыхе, комфорте. Дом как объект привязанности и личностной и социальной идентификации таит в себе удовлетворение потребностей экзистенциального порядка — хранении семейной истории, социальных интеракциях, самопрезентации, персонализации и многих других [16].

Немногочисленные зарубежные исследования в области субъектно-средовой и экологической психологии также не оставляют без внимания субъективную значимость образа домашней среды для человека: изучены метафорические значения дома, роль домашней среды в поддержании Я-образа, описаны связи между отношением к дому и социальной мобильностью и процессы социальной идентификации у людей, проживающих на одной территории, выяснены основные функциональные характеристики дома, от которых зависит психическое здоровье личности [17]. Одно из немногих исследований, посвященное изучению разницы между желаемым и достигнутым, было проведено И. Альтманом, показавшим, что именно разница оценок уровней приватности показывает степень адекватности жилища или образа жизни особенностям субъекта. Чем меньше эта разница, тем лучше человек регулирует информационный поток или свои социальные контакты, защищаясь от внедрений и не позволяя окружающим посягать на себя слишком сильно [13; 20].

Несмотря на относительную заинтересованность исследователей в проблеме изучения домашней среды, методический инструментарий развит слабо — существуют лишь отдельные методики, исследующие определенный параметр домашней среды, либо же изучение дома сводится к использованию сугубо проективных методов. При таком скудном арсенале исследовательских приемов невозможно оценить, насколько домашняя среда соответствует потребностям человека, и спрогнозировать, будет ли она служить психологическим ресурсом и источником развития. Между тем, аргументация в пользу того, что среду проживания человека имеет смысл изучать и проектировать с привлечением экспертов-психологов, диктуется отчасти и социальным заказом. Родители задаются вопросом, каким образом должно быть организовано домашнее пространство, чтобы ребенок чувствовал себя там комфортно и защищенно и не стремился на улицу. Проектировщиков социального жилья и замещающего жилого пространства (больницы, санатории и т. п.) интересует, как создать эстетически организованную предметно-пространственную среду, обеспечивающую оптимальные условия для протекания функциональных процессов ее обитателей. В свою очередь, исполнители госзаказов ожидают экспертизы на предмет наличия в уже отстроенных общественных жилых зданиях необходимых возможностей для проживания. Наконец, проектировщики частного жилья нуждаются в профессиональных консультациях на тему того, как обогатить функциональную и архитектурную композицию жилища, чтобы привлечь потенциальных жильцов.

Методичная и дифференциальная экспертиза домашней среды может являться важным подспорьем в решении разного рода проблем в области клинической психологии: профилактике девиантного поведения подростков (побегов из дома, бродяжничества), оздоровлении среды жизнедеятельности людей группы риска (людей с ментальными и соматическими недугами) и укреплении психологического здоровья социально ослабленных групп населения, оптимизации процесса адаптации детей-сирот к жизни в специализированных учреждениях или к условиям жизни в приемных семьях [5; 6; 13; 14; 17; 21; 23; 24; 26].

В настоящей статье мы сосредоточились на изучении образов реального и идеального дома, домашнего пространства как наиболее существенной жизненной среды человека, мотивирующей его к деятельности, достижениям, и поддерживающей в случае негативных жизненных событий и энергетического истощения. Дом может быть исследован с разных сторон, и образ дома также обладает многомерностью: будучи элементом персонального дискурса, он предстает в универсальном, повседневном, динамическом образах, а также в образе будущего дома, которые существенно различаются между собой и выполняют разные
ориентирующие и организующие функции [3; 11]. Кроме того, исследования говорят о том, что связь человека с домом, представляя важнейший экосоциальный ресурс, гендерно специфична и что у женщин поддерживающая функция домашней среды выражена сильнее [4; 8; 9].

Источник: https://psychojournal.ru/article/916-obraz-realnogo-i-idealnogo-doma-kak-moderator-pozitivnogo-funkcionirovaniya-lichnosti.html#t20c

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.