Давать волю: могут ли психологи плакать вместе с клиентом

Давать волю: могут ли психологи плакать вместе с клиентом

В процессе терапии часто возникают сильные эмоции. Слезы клиентов на сессии с психологом не редкость и считаются скорее положительным явлением. Однако иногда человек приходит на консультацию не только чтобы высказаться, но и разделить свои переживания с другим. Согласно результатам совместного исследования «Психодемии» и YouTalk (есть у «Известий»), большинство терапевтов плакали на сессиях с клиентами, а некоторые — смеялись над шутками. Подробнее о том, есть ли границы у эмпатийности, когда речь заходит о взаимодействии между психологом и пациентом, — в материале издания.

Что испытывает психолог

Стремление узнать, что именно по отношению к пациенту чувствует психолог, продиктовано эмоциональной связью, которая возникает во время терапии. В психоанализе принято говорить о феномене переноса и контрпереноса.

— Допустим, клиент в ходе терапевтической сессии рассказывает о потере близкого человека и выражает свою глубокую грусть и боль. В результате этой эмоциональной сопричастности психолог может начать плакать вместе с клиентом. В данной ситуации со стороны клиента, который проецирует на психолога свои эмоции и чувства, связанные с потерей близкого человека, возникает перенос. Клиент может воспринимать психолога как символическую замену утраченного объекта и искать у него поддержку и понимание. А со стороны психолога, который отвечает на эмоции и переживания клиента своими собственными эмоциями, проявляется контрперенос. Он также переживает грусть и печаль в ответ на историю и эмоциональное состояние клиента, — рассказала психолог Елена Жарова.

По мнению эксперта, данный феномен позволяет специалисту лучше понять и отреагировать на эмоциональную динамику сессии, а также создать атмосферу взаимного доверия и поддержки. Терапевт должен осознавать свои контрпереносные реакции и использовать их в качестве информации о внутренних состояниях клиента и динамике их отношений.

Психолог платформы корпоративного благополучия «Понимаю» Елена Сергеева уточнила, что психолог испытывает тот же спектр, что и клиент (ведь «психотерапия» дословно, в переводе с греческого — лечение душой, исцеление души). То есть специалист помогает исцелиться человеку своей душой, дает «о себя полечиться». Психолог вместе с клиентом проживает в моменте те же чувства, что и он.

— Когда речь идет о чувствах внутри процесса терапии, мы говорим, прежде всего, о чувствах клиента. Это то, с чем мы работаем: признаем их, понимаем, разбираем, — поделилась психолог Дарья Бойкова.

Однако, эксперт также отмечает, что психолог или психотерапевт — живой человек, и чувства у него в любом случае возникают. И здесь очень важно специалисту различать: то ли это его личные чувства, то ли это контрперенос от клиента. И далее уже работать с этими переживаниями необходимыми методами.

Почему важно плакать

Выражение чувств терапевта на сессии является одним из инструментов работы. Откровенность психолога может поддержать клиента, а также предложить альтернативный вариант решения проблемы. Так, аналитики «Психодемии» и YouTalk выяснили, что 60,4% психологов спокойно относятся к появлению слез во время сеанса и считают это важной частью процесса, еще 12,5% говорят, что плакать с клиентом необходимо, если терапевт чувствует в этом потребность. 8,3% отметили волнение, поскольку подобное поведение может смутить клиента. Всего 2% опрошенных считают появление слез непрофессионализмом.
— Плачу психотерапевтов во время сессии посвящено немало исследований. Согласно общим данным, большинство психологов плакали в какой-то момент терапии как минимум с одним своим клиентом, — поделилась с «Известиями» психолог Татьяна Альмухаметова.

Иногда психолог может плакать, чтобы помочь клиенту выразить свои чувства, например, если у клиента есть установка «плакать нельзя», продолжает эксперт. Своими слезами психолог может показать клиенту, что можно быть уязвимым в контакте с другим человеком и не разрушаться при этом, можно плакать и выдерживать свои чувства. По мнению Альмухаметовой, слезы психотерапевта могут быть более красноречивым невербальным способом выражения заботы о клиенте, чем просто слова: «Я забочусь о тебе».

— Совершено нормальная ситуация, если психолог прослезился. Ведь терапевт достаточно хорошо знает своего клиента и может испытывать разные чувства к нему. Однако взаимодействие специалиста с клиентом — это не про родственный или дружеский контакт, когда человек приходит просто высказаться и выплакаться. Важно помнить, что психотерапия — это про совместную работу специалиста и пациента, — дополнила Дарья Бойкова.

Согласно общим наблюдениям экспертов, настоящий плач случается в редких и, как правило, весьма запоминающихся случаях в профессиональной жизни терапевтов. Многочисленные исследования свидетельствуют, что часто психологи испытывают желание заплакать, но подавляют свои слезы во время сеанса, опасаясь, что данное поведение может негативно повлиять лечение пациента. В то же время плач психолога может выражать глубокую связь с клиентом, видимое, интуитивное подтверждение привязанности, демонстрирующее, что терапевт максимально настроение.

Клиенты могут абсолютно по-разному реагировать на любые действия терапевта, в том числе на проявление эмоций. Данные аналитиков свидетельствуют, что 62% опрошенных считают, что слезы терапевта повышают уровень доверия, только когда отношения уже налажены, а 8% — что слезы могут укрепить альянс на любом этапе.

Как смех помогает терапии

Чувство юмора и заразительный смех высоко ценятся в человеческом общении. Шутки и смех в психотерапии встречаются редко, но вполне возможны, особенно на ее заключительном этапе. В соответствии с исследованием «Психодемии» и YouTalk, 48% опрошенных считают, что психолог имеет право смеяться, если клиент шутит смешные шутки, другие 48% — только если клиент сам искренне смеется, оставшиеся 4% считают смех психолога недопустимым. При этом у 32% были ситуации, когда они сдерживали себя, чтобы не засмеяться над шуткой клиента.

— Смех психолога во время сессии с клиентом чаще всего возникает в ответ на шутку клиента. Совместный смех помогает установить хороший контакт или укрепить уже имеющиеся отношения. Когда психолог и клиент смеются вместе, они находятся, образно говоря, на одной волне. Это способствует большему доверию между ними, — считает Татьяна Альмухаметова. — В то же время психолог не должен поддерживать своим смехом засмеивание клиентом своей проблемы. Часто пациенты не хотят соприкасаться со своими истинными чувствами из-за их болезненности и рассказывают о своей проблеме весело, с юмором, шутя и смеясь.

Что касается шуток психолога, 68% считают, что делать это можно и нужно, так как уместный юмор способен открыть глаза на какую-то ситуацию и помочь справиться. 24% ответили, что шутить можно, когда психолог уверен, что реакция клиента будет положительной. Остальные 8% считают, что шутить нежелательно, когда психолог плохо знает клиента или когда тот в плохом настроении.

Шутки и смех всегда объединяли людей, считает Елена Сергеевна. Проявление эмоций может быть уместно в случае отражения чувств клиента. Если пациент смеется, остроумно шутит или просто ситуация во время сессии комичная, странно не смеяться. Человек может почувствовать себя не понятым или неудачно выразившимся, что подорвет доверие и снизит эффективность терапии. Юмор всегда является ресурсом.

Но специалисты также отмечают минусы шуток. По словам психолога и гештальт-терапевта «Теледоктор 24» Анастасии Тепловой, иногда смех может выступать способом прерывания контакта под названием «дифлексия»: вместо того чтобы осознать всю глубину чувств, прожить и отпустить их, включается засмеивание как способ избегания соприкосновения с травмирующей ситуацией. Юмор дает человеку возможность создать дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе по отношению к самому себе.

Отметим, что наличие смеха и юмора в терапевтических отношениях в умеренных дозах — признак благоприятной атмосферы. Так, в некоторых ситуациях смех является лучшим способом снять напряженность. Иногда на первой консультации психолог может попросить рассказать клиента о любимой шутке, которая может открыть что-то важное о нем.

Рамки эмпатии

Разные школы психотерапии по-разному относятся к тому, в какой степени психолог должен проявлять чувства к клиентам. Например, психоаналитика и поведенческая терапия менее активно поддерживают обмен эмоциями, предпочитая сконцентрироваться на других аспектах лечения.

— В классическом психоанализе основное внимание уделяется анализу бессознательных процессов и конфликтов. Но в любом случае между клиентом и психологом очень важен эмоциональный контакт, иначе невозможно понимание происходящего со стороны специалиста, — считает Елена Жарова.

По мнению эксперта, в противовес классической школе выступает гештальт-терапия и экзистенциальная терапии, где эмоции являются важным элементом целительного процесса. Осознание и принятие чувств — важный ключ к прогрессу. В этих подходах психолог и клиент обсуждают эмоции, вызванные текущими событиями и переживаниями, и исследуют их значения и влияние на жизнь клиента. Однако существуют определенные границы эмпатии, которые психологу необходимо соблюдать во взаимодействии. Клиент должен ощущать уважение и безопасность. Это важные условия для проявления уязвимости, предъявления личного опыта. Поэтому терапевту важно в процессе работы оставаться эмпатичным и поддерживать клиента, но не погружаться в его эмоциональный мир настолько, чтобы потерять объективность.

Психолог и гештальт-терапевт Алена Гаврилова определяет эмпатию как способность встать на место другого, увидеть мир его глазами, распознать чувства. Подобная вовлеченность выполняет множество функций: нормализация переживания, научение чувствовать и распознавать чувства, повышение доверия к миру, снижение самокритики и т.д. В то же время эксперт подчеркивает, что эмпатия имеет некоторые ограничения:

— Первое ограничение связано со способностью терапевта конкурентно откликаться на чувства, то есть откликаться так, чтобы слова соответствовали интонации, мимике и были искренними. Проблемы здесь могут вызывать у клиента неприятные переживания.

Кроме того, отношения всегда двусторонние, поэтому иногда может быть такое, что клиент не готов впускать никого в свои переживания. Это может проявляться в засмеивании, закрытости, что затрудняет появление отклика у терапевта. Другое ограничение связано с так называемой «темной стороной эмпатии». Переживания клиента могут затронуть собственные «болевые точки» терапевта, и у того могут возникнуть сильные чувства, связанные с ним самим, а не с клиентом, — продолжила Гаврилова.

Следовательно, проявление эмпатии терапевта требует очень тонкой подстройки под каждого клиента и внимательности. Психотерапевты также обязательно проходят личную терапию и долгое обучение.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также

Добавить комментарий