Вышла книга знаменитого французского нейробиолога Давида Серван-Шрейбера «Антистресс. Как победить стресс, тревогу и депрессию без лекарств и психоанализа».
В мире, который буквально сидит на антидепрессантах, «Антистресс» был переведен на 30 языков, и стал бестселлером.

Два года назад на полках книжных магазинов и в Интернете появилась книга «Антирак», в которой Серван-Шрейбер описал свой личный опыт борьбы с болезнью

В новой книге автор описывает семь методов, которые помогут справиться со стрессом и научиться управлять своей жизнью: оптимизация сердечного ритма, десенсибилизация с помощью движений глаз, синхронизация биологических ритмов, акупунктура, правильное питание, регулярные физические упражнения и техники «аффективной коммуникации».
Предлагаем прочитать небольшой отрывок из книги «Антистресс», в котором автор дает несколько советов, как помочь своему сердцу хорошо работать, оставаться здоровым и уменьшить вероятность сердечных заболеваний.

Об авторе:

Давид Серван-Шрейбер (1961-2011) – нейробиолог, врач, профессор клинической психологии Питтсбургского университета (США), член международной организации «Врачи без границ». Основатель и руководитель Центра интегративной медицины в Питтсбурге. В 31 год у него случайно обнаружили опухоль мозга. День за днем в течение 19 лет он боролся с собственной болезнью: результатом борьбы стала книга «Антирак», в которой Серан-Шрейбер обобщил множество данных о естественных защитных силах организма, которые играют важную роль в борьбе с появлением, ростом и распространением раковых опухолей.

Когерентность (согласованность) сердца

Рон был так называемым «интенсивщиком» — специалистом по интенсивной терапии в больнице, где я возглавлял психиатрическое отделение. Однажды он позвал меня в палату к тридцатидвухлетнему юристу крупной компании, у которого два дня назад случился инфаркт. У парня была сильная депрессия, и это не могло не вызывать беспокойства. Рон хотел, чтобы я осмотрел его как можно скорее, поскольку знал из научной литературы, что у больных, впавших в депрессию после инфаркта, слишком мало шансов выжить. К тому же у его пациента была очень слабая вариабельность сердечных сокращений, что дополнительно указывало на серьезность состояния. Правда, Рон мало что знал о последнем пункте, да и я в то время еще не изучил этот вопрос досконально.

Как это часто бывает в подобных ситуациях, пациент Рона не имел ни малейшего желания разговаривать с психиатром. Он пресекал все попытки разобраться в обстоятельствах его инфаркта и его личной жизни, которая, по моим сведениям, была довольно болезненной. Он также уклончиво отвечал на вопросы об условиях своей работы. Для него стресс являлся неотъемлемой частью жизни: в конце концов, его коллеги испытывали те же нагрузки, что и он, но у них не было инфаркта. И в любом случае, вряд ли ему понадобятся советы психиатра, который не учился в Гарварде, как он…

Несмотря на закрытость, в нем было что-то детское, читавшееся в выражении его лица. Поразмыслив, я пришел к выводу, что на его сердце давит безмерное честолюбие, которое он пестовал в себе, как говорится, с младых ногтей. Но… за жестким и холодным фасадом скрывалась большая чувствительность; возможно, у этого парня были артистические наклонности, или способности к рисованию или музыке, которым он так и не дал развиться…

На следующий день он выписался из больницы, невзирая на запрет своего кардиолога, и вернулся в офис, где его «ждала работа». Я был искренне огорчен, когда полгода спустя Рон сообщил мне, что его пациент умер от второго инфаркта, на этот раз даже не успев доехать до больницы. Откройся он своей собственной чувствительности, все могло бы сложиться иначе. К сожалению, я не смог ему помочь. В ту пору ни я, ни мой коллега не знали, что существует простой и эффективный метод, позволяющий увеличить вариабельность сердечного ритма и тем самым привести его в когерентное состояние. Различные этапы этого метода были разработаны и протестированы калифорнийским институтом Heartmath, занимающимся изучением сердечной когерентности.

Как и при достижении релаксации (например, с помощью медитации или йоги), первый этап состоит в том, чтобы направить внимание внутрь себя. Тем, кто делает это впервые, следует прежде всего отвлечься от внешнего мира и отложить все дела на несколько минут. Необходимо принять мысль, что наши заботы могут немного подождать, пока сердце и мозг не обретут свое равновесие, не придут в комфортное состояние.
Лучший способ достичь этого — сделать для начала два медленных глубоких вздоха. Они стимулируют парасимпатическую систему и немного сместят баланс в сторону физиологического «тормоза».

Будет лучше, если вы полностью сосредоточитесь на дыхании (до конца выдоха). Перед следующим вдохом сделайте паузу в несколько секунд — вдох при этом произойдет сам собой.
В сущности, надо просто следовать за своим выдохом, пока он естественным образом не преобразуется в нечто очень приятное для вас.

Восточные техники медитации предлагают концентрироваться на дыхании как можно дольше, освободив при этом голову от мыслей. Но для максимизации сердечной когерентности после десяти-пятнадцати секунд «свободы от мыслей» следует осознанно направить свое внимание на область сердца. Самым простым будет представить, что вы дышите через сердце (или центральную часть груди, если вы пока не чувствуете свое сердце). Продолжая дышать медленно и глубоко (но не напрягаясь), нужно визуализировать — даже почувствовать — каждый вдох и каждый выдох, проходящий через эту часть вашего тела.

Представьте, что вдох приносит вашему сердцу кислород, в котором оно так нуждается, а выдох освобождает его от отходов, которые ему больше не нужны.

Представьте, как ваше сердце медленно омывается очищающими и успокаивающими воздушными струями. Пусть оно насладится этим чудесным ощущением, которое вы ему дарите.

Вы можете также представить свое сердце ребенком, который плещется в теплой ванне в свое удовольствие, никуда не торопясь. Вы любите этого ребенка и ничего от него не требуете, лишь бы он был самим собой, в своей естественной среде. Продолжая подливать ему теплую воду, вы просто любуетесь им.

Третий этап заключается в том, чтобы подключиться к ощущению тепла, возникающему в груди, следить за ним и поддерживать с помощью мыслей и дыхания.

Поначалу это чувство бывает робким и проявляется очень незначительно. После долгих лет эмоционального деспотизма сердце напоминает зверька, который едва пробудился после долгой зимней спячки и видит первые лучи весеннего солнца. Пока еще неуверенный, он открывает один глаз, затем другой и наконец понимает, что хорошая погода установилась всерьез и надолго.

Чтобы подбодрить свое сердце, нужно воскресить в памяти ощущение признательности и заполнить им область груди. Сердце особенно чувствительно к любому проявлению любви, неважно — к человеку, предмету или даже к идее о доброте Вселенной. Многим достаточно вспомнить лицо любимого, ребенка, или представить домашнего питомца. На других воздействует умиротворяющий пейзаж, который также способен принести ощущение внутренней благодарности. Третьи вспоминают о счастье, пережитом в каком-либо действии, например, при спуске с горы на лыжах, при удачном ударе по мячу в партии в гольф, или во время путешествия под парусом…

Во время этого упражнения часто можно ощутить, что на губах появляется легкая улыбка. Это сигнализирует о том, что когерентность достигнута.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.